May 4th, 2010

Революционное предложение

Медведев распорядился создать российский финансовый центр. Срок исполнения этого поручения определен до 1 июня 2010 года. Ответственными назначены министр финансов РФ Алексей Кудрин и мэр Москвы Юрий Лужков. Кроме того, согласно сообщению кремлевской пресс-службы, в целях ускорения работ по созданию финансового центра в РФ президент поручил образовать рабочую группу под руководством председателя совета директоров открытого акционерного общества ГМК «Норильский никель» Александра Волошина , возложив на нее координационные функции.

От себя могу предложить новую инициативу Медведеву: В трехдневный срок создать торсионный генератор. Кого бы только назначить главой комиссии по его созданию? Грабового, что ли?

В России любая власть — временная.

Николай Злобин: В России любая власть — временная. – Сноб

Россия постоянно, веками экспериментирует с устройством своего государства и структурой элиты. Медведев тоже начал свое президентство с радикального изменения Конституции, которая неоднократно объявлялась его предшественником неприкосновенной. Поразительно, но за длительный исторический период в России так и не сложилось формы власти, которая была бы не только долгосрочно эффективна и дееспособна, но и не входила бы в неизбежный конфликт с обществом. Которая была бы органична для России...

...Государство и структура власти в России находятся в процессе постоянных реформ и перестроек, переориентировок на очередные, поставленные высшей властью, цели. Они постоянно реформируются от одной мобилизационной задачи под другую, будь то, скажем, принятие христианства, сбор дани для татаро-монгол, петровская вестернизация, коммунизм, ленинский нэп, сталинская индустриализация, ельцинская демократизация, путинская вертикаль или медведевская модернизация. В результате в России вообще нет целостной концепции и философии государства, вытекающих из имманентных особенностей страны, а не из очередных задач досоветской, советской или антисоветской власти.

[...]

Россия постоянно ломает сложившуюся и создает новую — всегда мобилизационную — форму государства, ставя его в полную зависимость от текущих внешних и внутренних условий и целей, а также от взглядов и политических приоритетов конкретных лидеров. Мобилизация является основной формой и стимулом административно-государственных, да и всех других реформ в России, которые начинаются тогда, когда промедление, говоря известными ленинскими словами, «смерти подобно». Но эти реформы никогда не носили — и не могли в силу неустойчивого характера форм самой власти — превентивного, опережающего характера.

Даже сейчас разговоры о модернизации в России начинаются с поисков внешних примеров и исторических аналогий, что подразумевает приоритет не национальных духовных, исторических или политических ценностей и традиций власти, а заведомую временную и содержательную ограниченность ее новой модели. Форма власти зависит от очередного реформистского приступа, что всегда делает власть и чиновников объективными оппонентами и могильщиками реформ.

Парадоксально, но в России нет более неустойчивого, более подверженного комплексу неполноценности и неуверенности в себе института, чем государственная власть и ее представители. Конечно, она сопротивляется любым новшествам, ибо они несут ей опасность. Власть понимает свою временность. Она способна рождать только временщиков.