March 11th, 2010

Снова о реформах Гайдара.

Увеличение цен в более развитых балтийских странах в результате более масштабной, чем в России, ценовой либерализации в 10-11 раз за год выглядит максимально возможным потолком для нашей страны – при условии осуществления эффективного контроля за денежной эмиссией. Именно в такое количество раз российские цены фактически и поднялись за первые шесть-семь месяцев 1992 г. Именно 10-11-кратный рост цен можно назвать инфляционным наследством, полученным российским правительством от своих предшественников на рубеже 1991-92 гг. Вся остальная российская инфляция стала результатом нового эмиссионного финансирования со стороны новых российских правительств, начиная с правительства Е.Гайдара. К середине 1993 г. (когда, очевидно, завершился непосредственный эффект от эмиссионной политики этого правительства) цены в России по отношению к декабрю 1991 г. возросли в 83 раза. Иными словами, за свою чуть более чем 13-месячную деятельность гайдаровское правительство создало новый «денежный навес», по своим размерам сопоставимый с аналогом, созданным его предшественниками – советскими властями с 1961 г. и новыми российскими властями с 1990 г.

Однако первое де-факто российское правительство не только оставило свой непосредственный инфляционный отпечаток, но и заложило своего рода институциональную память почти неограниченного эмиссионного финансирования и, следовательно, высоких темпов инфляции, преодолением (сохранением, развитием) которых были заняты последующие российские правительства на протяжении всех 1990-х годов. К началу 1999 г., когда устойчивая финансовая стабилизация в России все же была наконец достигнута, цены в стране выросли более чем в 5 тысяч раз, а к началу 2010 г. – приблизительно в 21 тысячу раз. Повторюсь, из этого итогового результата лишь первоначальный 10-11 кратный рост цен может быть отнесен на счет советских предшественников. Все остальное – результат собственных усилий.